Народное образование в России и «Великие реформы»

Вторая половина XIX века являет собой период становления собственно научной педагогики. Многие русские мыслители и педагоги того времени разрабатывали принципы построения школьного образования, его цели, задачи и методы. 

 

Но прежде всего это эпоха «великих реформ» Александра II, которые и повлекли за собой коренные изменения во всех сферах жизни общества. Для  этого периода характерно два направления развития педагогической мысли: традиционно-религиозное и либерально-гуманистическое. В обществе велись ожесточённые споры между либеральными силами и духовной властью. Приверженцы светского образования рассматривали роль церкви в деле народного просвещения как главное препятствие на пути либерального развития общества. Они полагали, что в церковно-приходских школах не учат, а забивают голову суевериями и поповскими сказками. Неоднократно звучали идеи о передаче народных школ в полное ведение светского начальства. Духовенство же, в свою очередь, заявляло, что современное просвещение развращает общество и настраивает его на бунтарский лад. Но, тем не менее, в поисках государством компромисса с обществом оно пошло на постепенное устранение духовенства от дел народного просвещения. Проекты устава 1862 года выдержаны в духе либеральных идей. Реальные же преобразования системы образования начались в 1864 году, тогда вышло «Положение о начальных народных училищах», которое и поставило точку в затянувшемся споре между церковной и светской школой. Согласно этому положению все церковно-приходские школы впредь подчиняются светским училищным советам. Руководящая роль в народном образовании предоставлялась Министерству просвещения, которая брала на себя обязанность учреждения школ по всей империи. Кроме этого народные школы могли учреждаться земством, городскими и сельскими обществами, частными лицами, а также отдельными государственными ведомствами.[1]

Какие же изменения происходят в самой системе обучения письму? Эти процессы мы можем проследить по практическим руководствам для учителей, содержащих, в основном, теоретический материал и непосредственно по самим прописям. В Древней Руси основными учебными пособиями были Псалтирь и Часослов – богослужебные книги с текстами молитв. Начиная, с XVII века появляются, так называемые, скорописные азбуки, служившие руководством для письма. Они были в виде свитков из нескольких листов, у царских детей были украшены золотом. В состав этих азбук входили прописные и строчные буквы, выписанные с особой тщательностью, а также всевозможные украшения. Каждая буква писалась в несколько образцов для разных почерков, от самой большой, до самой малой. Каждый ряд начинался красивой и сложной в написании заставкой  с изображением трав, птиц и зверей. После букв писались мудрые поучительные изречения славянским шрифтом. Тем самым мы можем видеть, что подобные пособия были малопригодны для обучения письму, скорее копированию того, что там изображено. При Петре I был введён более удобный для исполнения гражданский шрифт, тем не менее, грамоте научались не все.

Это было связано также с самой методикой обучения. Процесс заключался в механическом срисовывании одних и тех же букв, потом слогов, далее слов и предложений. Притом учитель строго следил за тем, чтобы ученик  срисовывал именно то, что изображено в прописи или на учительской доске, не привносил ничего от себя. Такое копирование приводило к тому, что выйдя из школы, ученики зачастую не могли написать ничего, что они не проходили на уроке, а вскоре забывали и это. Как же это отражалось в повседневной жизни людей, особенно самой не защищенной его части - крестьян и мелких торговцев? Если до отмены крепостного права крестьяне находились на попечении у своего барина, то после реформы 1861 года они получили самостоятельность. Теперь умение читать и писать приобретает большую значимость. Например, необходимо крестьянину расписаться за подати, посчитать расходы и количества хлеба или написать письмо, всё это конечно может сделать за него кто-то другой, но, во-первых, это оплачивается, а во-вторых, он, опять, же попадает в зависимость.  Вдобавок, с введением земств, крестьяне вовлечены в управление, выбирают сельских начальников, имеют свой суд, а во всём этом может участвовать только грамотный человек.

Таким образом, мы видим, как социальные изменения в обществе приводят к изменениям в системе  и методике образования. На смену механического копирования приходит рациональный метод обучения или, так называемый генетический. Согласно этому методу обучение письму ведётся от простого к сложному, от отдельных элементов букв, к самим буквам и далее к словам. «Всякую трудность нужно давать по немногу, так, чтобы ученик мог свободно и отчётливо[2] выполнить её, а иначе трудность не по силам отобьёт охоту у ученика работать.<…> Потом как, как начнут буквы писать, весьма полезно трудные части писать отдельно[3], пока ученик навыкнет (разлагать каждый письменный знак на части) и потом уже писать всю букву»[4].  В рамках такой системы на первый план выходит  индивидуальность каждого ученика и его почерка, в отличие от более ранних периодов, где чётко регламентированная каллиграфия стояла на первом месте. «В старину учили детей только с прописи списывать, а теперь учат, чтобы он и сам от себя и под диктовку, и без линеек мог писать; <…> Прежде думали, что всё искусство учения состоит в том, чтобы уметь писать как пропись, и чтобы у всех детей был один[5] почерк, для этого ломали руки на один лад и бедные дети мучились»[6]. В дальнейшем эта методика была воспринята советской системой образования, и все мы уже учились именно по этому методу и для нас это так естественно, что мы и мысли не допускаем, как может быть иначе.



[1]При написании данного материала использовалась монография Латышёвой Д.И. История педагогики. М, 1998.

 

[2]Выделено в источнике.

[3]Выделено в источнике.

[4]Миропольский С. Обучение письму в начальной народной школе. СПб., 1871, с. 9.

[5]Выделено в источнике.

[6]Миропольский С. Обучение письму в начальной народной школе. СПб., 1871, с. 9-10.

 

Использованная литература:

 

1.      Белоконь Е.А. Развитие русского письма в конце XVIII – первой четверти XIX в. диссертация к.и.н. М.: МГИАИ, 1988.

2.      Берков П.Н.О переходе скорописи XVIII в. в современное русское письмо. В кн.: Исследования по отечественному источниковедению: Сборник статей, посвященных 75-летию профессора С.Н. Валка. (Труды ЛОИИ АН СССР, Вып. 7) М.;Л., 1964. С. 36 – 49.

3.      Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. М., 1983.

4.      Жуковская Л. П.Развитие славяно-русской палеографии. М., 1963.

5.      Зайончковский П.А.Правительственный аппарат самодержавия в России в XIXвеке. М., 1978.

6.      Кобрин В.Б.и др. Вспомогательные исторические дисциплины. М., 1985.

7.      Латышёва Д.И.История педагогики. М, 1998.

8.      Николаева А.Т. Русская палеография. М., 1980.

9.      Проблемы палеографии и кодикологии в СССР / Отв. ред. А.Д. Люблинская. М., 1974.

10.  Рейсер С.А. Русская палеография нового времени. М. 1982.

11.                       Таранов Н.Н.Рукописный шрифт. Львов, 1986.

12.  Тихомиров М.Н., Муравьёв А.В.Русская Палеография. М., 1982.

13.  Черепнин Л.В. Русская палеография. М., 1956.

14.    Щепкин В.П.Русская палеография. М.,1967

Тараненко И. В.

 

 

Исследования прописей

  • Народное образование в России и «Великие реформы» +

    Вторая половина XIX века являет собой период становления собственно научной педагогики. Многие русские мыслители и педагоги того времени разрабатывали принципы Подробнее
  • 1